ГЛАВНАЯ / ИСКУССТВО / ЛОРЕНЦО МЕДИЧИ И ФЛОРЕНЦИЯ

Лоренцо Медичи
и Флоренция

золотой век
В 1469 году главой семьи Медичи становится юный Лоренцо. Его наследством стало не только высокое положение: он получил и самую крупную банковскую сеть в Европе, и всю Флоренцию. Лоренцо, прозванный Великолепным, будет распоряжаться несметным богатством и править городом почти 25 лет. Это время станет Золотым веком для Флоренции.
Содержание

Лоренцо Медичи — юный наследник отца и деда

Флоренция, 1464 год.
После смерти Козимо Медичи власть и состояние переходят к его сыну Пьеро. На пять лет он становится главой семьи и Флоренции.
Пьеро выходит из тени своего великого отца лишь в 48-летнем возрасте. Он был хорошо образован, ценил и понимал новое искусство, стоял за многими заказами и курировал создание произведений, заказанных отцом. Его имя связано с появлением батального триптиха Паоло Уччелло и с росписью капеллы Волхвов художником Беноццо Гоццоли.

При этом Пьеро так и не смог проявить себя в вопросах управления Флоренцией: ему не хватало здоровья, и способностей. Козимо при жизни был уверен, что Пьеро не обладает характером правителя, считая своего второго сына Джованни более подходящим для высокой должности главы династии. К несчастью семьи, Джованни умер молодым при жизни отца.

Очевидно, сам Пьеро не смог бы достичь таких высот и никогда не стремился к ним по собственной воле. Его короткое правление было отмечено заговором, направленным против Медичи, но он все же сумел сохранить власть для своего сына Лоренцо.
История жестоко обошлась с Пьеро: в памяти современников и потомков он остался как Пьеро «Подагрик», этим прозвищем он «обязан» наследственному заболеванию, от которого страдал многие годы. Правление Пьеро оказалось кратким мигом перехода власти от великого Козимо к великолепному Лоренцо.

Через два дня после смерти Пьеро самые почтенные граждане Флоренции собрались у палаццо Медичи и обратились с просьбой к молодому Лоренцо, старшему сыну и наследнику, занять пост гонфалоньера Справедливости, который до этого занимали его отец и дед.
Лоренцо предстояло стать «фасадом» Флорентийской республики, ее представителем и первым среди ее равных граждан.

Подобное предложение не стало неожиданностью для Лоренцо: он был готов к этому с юности, и способности к делам государственным были заметны в нем с самого начала.
«Он говорил с такой вдумчивостью и скромностью, что все могли убедиться, кем он станет впоследствии».
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Никколо Макиавелли
«Государь», 1532
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Наследники рода Медичи, Лоренцо и его младший брат Джулиано, воспитывались как принцы.
Прекрасное образование и формирование в среде гуманистов, общение с самыми выдающимися людьми своего времени, возможности и положение семьи, полное осознание долга перед Флоренцией, — таким было становление Лоренцо.

Кроме того, отец отправляет юного сына в путешествие: с дипломатической миссией Лоренцо посещает самые могущественные города-государства Италии. Он устанавливает полезные знакомства и связи, на которые сможет рассчитывать в свое время.

В 1469 году (за полгода до смерти) Пьеро удается договориться о заключении важного брака. Женой молодого Лоренцо становится римская аристократка Клариче Орсини, что приведет к еще большему возвышению семьи.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Доменико Гирландайо — Утверждение устава францисканского ордена, 1483−1485, капелла Сассетти, церковь Санта-Тринита, Флоренция
Лоренцо готов, но принимает неизбежное с тяжелым сердцем.
Он запомнился как выдающийся политик, банкир, дипломат и покровитель искусств. Но также он был блестящим поэтом и человеком с исключительным вкусом к прекрасному.

Настоящий человек Возрождения, он умел видеть гармонию в противоположном, талантливо совмещал заботу о Флоренции и творчество, семейный бизнес и покровительство искусствам. Среди банковских сделок и государственных вопросов он находил время для созерцания, через всю жизнь пронес любовь к красоте.

Личность Лоренцо Медичи столь примечательна, столь плотно окружена легендами и хвалебными свидетельствами современников и потомков, что его, реального, уже не отделить от сотворенного мифа о нем и его Флоренции.
«Юность, юность, ты чудесна,
Хоть проходишь быстро путь.
Счастья хочешь — счастлив будь
Нынче, завтра — неизвестно».

lorentso velikolepnyy i florentsiya
Лоренцо де' Медичи
перевод В. Брюсова
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Неизвестный итальянский мастер — Лоренцо Медичи в саду Скульптур, гобелен, ок. 1571, Национальный музей Сан-Маттео, Пиза

Великолепная Флоренция

Итак, Лоренцо де' Медичи становится не только правителем, но и вдохновителем города.
Лоренцо очень быстро становится душой города и законодателем мод.

Несмотря на его не самую приятную внешность (Вазари пишет о том, что он был некрасив, имел выдающийся нос и неприятный голос, обоняние отсутствовало вовсе), его боготворили, ему подражали и в него влюблялись все без исключения.
Его обаяние, щедрость, блеск, который он умел придать любому делу, талант миротворца и способность свести нужных людей в нужное время в нужном месте сделали Лоренцо звездой.

Не было в городе человека, который бы не хотел быть похожим на него, дружить с ним и пользоваться его покровительством. Войти в круг Лоренцо де' Медичи было высшим счастьем для художников, поэтов и философов.
Лоренцо и его младший брат Джулиано были настоящими кумирами для современников.
Лоренцо — банкир, меценат, поэт, философ; Джулиано — рыцарь, блестящий кавалер и утонченный придворный. Они собирали вокруг себя блестящее общество: Лоренцо предпочитал окружать себя самыми выдающимися людьми своего времени, Джулиано — прекрасными дамами.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Однако не стоит недооценивать Великолепного государя.
Не только благоденствием и его щедростью жила Флоренция. Лоренцо Медичи правит железной рукой: он окружен союзниками, которые занимают большинство должностей, многие пожизненно. Постепенно отрыв от народа увеличивается, влияние олигархической группы избранных растет, появляются недовольные…

Все происходящее во Флоренции: возвышение Медичи и цветение города, было лишь затишьем перед бурей. В утонченности и аристократичности Лоренцо, в мифотворчестве и идее избранности династии кроется и причина ее скорого падения.
lorentso velikolepnyy i florentsiya

Неоплатонизм — философия нового времени

От деда Лоренцо получил в наследство не только империю Медичи, но место почетного члена Платоновской академии, самого влиятельного собрания гуманистов Италии XV века.
Кружок флорентийских гуманистов формируется при поддержке Козимо.
Главным идеологом академии (так на античный манер философы и литераторы именуют свои объединения) становится Марсилио Фичино, философ и католический священник.

В 1462 году Козимо предоставляет для собраний академии семейную виллу в пригороде Флоренции.
Кроме того, Марсилио Фичино получает важный заказ от Медичи: следующие двадцать лет он будет переводить сочинения Платона на латинский язык.
Так учение древнегреческого философа и труды его последователей становятся доступны для изучения в Европе.
Платоновская академия объединяла людей, разных по происхождению и роду занятий, имевших одни ориентиры и увлечения.
Ее членами были Лоренцо и Джулиано Медичи, философы Марсилио Фичино и Пико делла Мирандола, поэты Анжело Полициано и Кристофоро Ландино, гуманисты Бартоломео Платина и Леон Баттиста Альберти, художники и скульпторы: Пьетро Перуджино (будущий учитель Рафаэля), Доменико Гирландайо (будущий учитель Микеланджело), Антонио дель Поллайоло, Андреа дель Верроккьо (учитель Леонардо), Сандро Боттичелли…
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Примечательны были собрания Платоновской академии!
Классическая архитектура загородной виллы с видом на холмы и долины Тосканы, апельсиновые сады и оранжереи, античные статуи из коллекции Медичи и фонтаны, — в подобном изящном обрамлении проходили встречи.
На изысканных пирах играла музыка, звучали стихи, велись философские беседы, читали сочинения Платона, говорили о прекрасном и восхищались красотой произведений искусства.

Самые выдающиеся представители своего времени искали ответы на вопросы о мирском и божественном, о природе и о месте человека в мире. Целью их исканий и дружеских споров была новая истина, универсальная религиозная система, сочетающая античность и христианство, получившая название «неоплатонизм».

Неоплатоники находили вдохновение в поэзии древности, воспевали красоту тела и души человека, верили в его безграничные возможности и в божественную любовь, лежащую в основе творчества и самосовершенствования.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Микелоццо ди Бартоломео — вилла Медичи в Кареджи
Идеи неоплатонизма стали главными ориентирами для флорентийского искусства последней четверти XV века.
Декоративная живопись Гирландайо, ожившая и переосмысленная античность Филиппино Липпи, поэтичная меланхолия Перуджино, прекрасные образы Сандро Боттичелли, ранние шедевры Микеланджело Буонарроти стали отражением учения о красоте, признанием в любви к Флоренции времен Лоренцо Медичи.

Шедевр Перуджино «Аполлон и Марсий» — яркий пример подобной тонкой и наполненной символами живописи восьмидесятых годов XV века.
Перед зрителем оживает мифологический сюжет: сатир Марсий, превосходно играющий на флейте, бросает вызов Аполлону. В ходе музыкального состязания победителем становится бог Солнца, игравший на лире. Аполлон выберет наказание для побежденного Марсия и с живого сдерет кожу (частый сюжет в искусстве Италии).

Перуджино останавливается на мирной сцене игры Марсия на флейте и создает особый мир, уравновешенный и поэтичный.
Летящие птицы и пейзаж, окутанный золотистой дымкой, передают ощущение гармонии, а изящные фигуры персонажей напоминают ожившие античные статуи. Кажется, можно почувствовать легкое дуновение весеннего ветра, вдохнуть аромат дивных цветов и расслышать тихую мелодию.

Так в форме изысканной мифологической аллегории картина прославляет мир, царивший во Флоренции в период правления Лоренцо Великолепного:
«Благодаря мудрости и авторитету Лоренцо вся Италия замирилась…».
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Никколо Макиавелли
«История Флоренции», 1520−1525
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Пьетро Перуджино — Аполлон и Марсий, 1483, Лувр, Париж

Художественные мастерские Флоренции

Последняя четверть XV века во Флоренции — время расцвета художественных мастерских. Живописцы, скульпторы, архитекторы, литераторы и философы трудятся рядом, вдохновляя друг друга, в атмосфере творческого подъема и свободы, общими усилиями рождая новое искусство.
В Средние века, когда искусство было исключительно религиозным, хранителями художественных традиций были монастыри.
Процветание светских мастерских — свидетельство окрепшего и набравшего силу Возрождения, окончательно отошедшего от готических традиций.

Самостоятельные объединения художников, скульпторов и ремесленников начали формироваться в середине XV века.
К 1472 году во Флоренции были зафиксированы 40 боттег (ит.: мастерских) живописцев, 44 боттеги ювелиров, 55 боттег граверов и более 80 мастерских, объединявших резчиков по дереву, мастеров интарсии и инкрустаций.
Боттеги, как правило, принадлежат самым успешным художникам.
Здесь создается актуальное искусство, востребованное заказчиками. Помимо картин, фресковых росписей и скульптур здесь изготовляют эскизы для ковров и шпалер, гербы, штандарты для турниров, вывески для лавок, домашнюю утварь, мебель. Мастера расписывают изделия из дерева, занимаются оформлением городских и частных праздников.
Словом, в мастерской кипит работа. И главное, что лежит в основе всего, — рисунок.

Подобные мастерские также можно назвать и центрами обучения для молодых художников: как правило, они овладевают техникой и вырабатывают стиль, близкий мастеру своей боттеги.
В мастерских первые творческие шаги сделают Леонардо, Микеланджело и Рафаэль.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Оттавио Ваннини — Микеланджело с головой фавна перед Лоренцо Великолепным, 1638−1642, палаццо Питти, Флоренция

В мастерской
братьев Поллайоло

Братья Антонио и Пьетро дель Поллайоло — флорентийские живописцы и скульпторы, им принадлежит одна из самых престижных мастерских Флоренции.
lorentso velikolepnyy i florentsiya​
Антонио дель Поллайоло — Битва десяти обнаженных, ок. 1460−1465, галерея Уффици, Флоренция
Согласно «Жизнеописаниям» Джорджо Вазари, Антонио проходит выучку в ювелирной мастерской, помогает Лоренцо Гиберти с воротами баптистерия Сан-Джованни, открывает собственную боттегу. Его младший брат Пьетро тем временем учится живописи у знаменитого художника Андреа дель Кастаньо.
Вскоре братья объединят свои таланты и умения для совместной работы во Флоренции.
Андреа дель Кастаньо - Тайная вечеря (фрагмент), 1447, Сант'Аполлония, Флоренция
Антонио и Пьетро дель Поллайоло - алтарь святых Винченцо, Джакомо и Эустакио, 1466-1467, капелла кардинала Португальского, церковь Сан-Миниато аль Монте, Флоренция
В годы Лоренцо Медичи мастерская Поллайоло становится одной из самых престижных в городе. Здесь происходит становление нового поколения художников, создаются картины, скульптуры, драгоценности, изделия из бронзы, гравюры, вывески, а также бесчисленные эскизы для шпалер, облачений священнослужителей, декораций для турниров, религиозных шествий и городских праздников.

Несмотря на всю универсальность боттеги, ее главного мастера Антонио дель Поллайоло больше всего интересует рисунок, причем рисунок новый и необычный.

В шестидесятых годах XV века во Флоренции высокая значимость рисунка для живописи, скульптуры, ювелирного дела или декоративных работ только начала оформляться. У истоков стояли мастера Антонио дель Поллайоло и Андреа дель Верроккьо.
Скоро наступит время Леонардо, Рафаэля и Микеланджело, которые своими трудами и невероятными шедеврами прославят знаменитый тосканский рисунок-эскиз-набросок, основу всех искусств.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Рисунок, гравюра, небольшие скульптуры из бронзы и мифологические сюжеты позволяли Поллайоло сосредоточиться на изучении человеческого тела в движении.

По заказу семьи Медичи он создает серию иллюстраций подвигов Геркулеса и скульптурную композицию «Геркулес и Антей», предназначенную для покоев Джулиано Медичи.

Небольшая (45 см в высоту) скульптура — настоящий сгусток энергии!
Герои напряжены, фигуры их прекрасны и реалистичны. Резкие и смелые линии Поллайоло против застывшей монументальной манеры предшественников стали абсолютной новизной. Герои схвачены на пике своего неистовства, они напряжены и агрессивны, словно что-то таинственное и животное вырывается на поверхность произведения.

И за созданием этого изысканного шедевра — бесчисленные наблюдения, эскизы и размышления мастера Антонио дель Поллайоло.
Достаточно взгляда на иллюстрации мифов о Геркулесе, как очевидной становится неловкость построения композиции. Она будто перестает иметь значение для Поллайоло: герои наивно вписаны в пространство, а пейзаж словно существует отдельно.

В своем стремлении к изучению и изображению человеческого тела Поллайоло похож на Паоло Уччелло: тот на этапе укрепления основ Возрождения жертвовал всем ради неустанного изучения перспективы. Антонио дель Поллайоло в свою очередь полностью сосредоточен на изображении обнаженного человеческого тела, жертвуя всем остальным. И если бы не было подобных неутомимых рисовальщиков и исследователей, возможно, таланты их последователей, гигантов Возрождения, не раскрылись бы в полной мере.
Антонио дель Поллайоло - Геркулес и Антей, ок. 1478, галерея Уффици, Флоренция
Антонио дель Поллайоло - Геркулес и Антей, ок. 1478, галерея Уффици, Флоренция
«Портрет дамы» в сравнении с портретом герцогини Баттисты Сфорца работы Пьеро делла Франческа дает представление о рисунке Поллайоло. Его линии кажутся вибрирующими, живыми, что делает образ юной девушки нежным и трепетным.
И какой застывшей статуей, будто вырезанной из слоновой кости, смотрится рядом с ней герцогиня Урбинская!
lorentso velikolepnyy i florentsiya
«Битва десяти обнаженных мужчин» — одна из самых важных работ Антонио дель Поллайоло.
Эта гравюра оказала особое влияние на совсем молодого Микеланджело: он отвергал сентиментальность Боттичелли и декоративное повествование Гирландайо, в Поллайоло и в Донателло находя вдохновение. Тело, движение, энергия, — такой стала его «Битва кентавров», за которой стоит античность, любовь к человеку и умение отличать новаторство от моды.
Антонио дель Поллайоло - Битва десяти обнаженных, ок. 1460-1465, галерея Уффици, Флоренция
Микеланджело - Битва кентавров, 1492, дом Буонарроти, Флоренция

В мастерской
Андреа дель Верроккьо

Согласно Вазари, флорентиец Андреа дель Верроккьо «был в свое время ювелиром, перспективистом, скульптором, гравером, живописцем и музыкантом». Ему принадлежала самая крупная и престижная мастерская в городе.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Андреа дель Верроккьо — извечный соперник братьев Поллайоло в борьбе за престижные заказы. В большинстве случаев удача была на его стороне: имела значение его близость к семье Медичи. Можно сказать, что после смерти Донателло он стал придворным скульптором, а его мастерская выполняла заказы для Медичи, их друзей и союзников.

Что может быть более красноречивым свидетельством принадлежности Верроккьо к кругу Медичи, чем создание гробниц для деда (Козимо Старшего), отца (Пьеро де' Медичи) и дяди (Джованни де' Медичи) Лоренцо Великолепного?

Верроккьо приступает к работе над гробницей братьев Медичи сразу после смерти Пьеро в 1469 году (младший брат Пьеро, Джованни, скончался в 1463). Двойной саркофаг из порфира с бронзовой отделкой установлен в церкви Сан-Лоренцо. Необычность гробницы в том, что для нее перестраивают пространство: разбирают стену между Старой сакристией и капеллой Святых даров. Таким образом, гробница одновременно размещена в двух помещениях, в метафорическом смысле она будто присутствует в двух мирах.

В этой работе проявляется универсальность Андреа дель Верроккьо: он скульптор, ювелир, архитектор и философ.
«Андреа выполнил в Сан-Лоренцо из бронзы стоящую свободно гробницу Джованни и Пьеро ди Козимо деи Медичи, в которой саркофаг из порфира поддерживается по четырем углам бронзовыми ножками в виде завитков из листвы, отлично выполненных и отделанных с величайшей тщательностью; гробница эта поставлена между капеллой святых Даров и ризницей.
Лучше этой работы по чеканке и по литью сделать невозможно, главным образом потому, что он в то же время обнаружил талант свой и в области архитектуры, поместив названную гробницу в проем шириной в пять локтей и высотой приблизительно в десять и поставив ее на цоколь, отделяющий названную капеллу святых Даров от Старой ризницы.
Остальную же часть проема от саркофага до свода он заполнил решеткой с ромбовидным плетением из бронзовых канатов, весьма похожих на настоящие, с украшениями в некоторых местах в виде гирлянд и других прекрасных фантазий, заслуживающих внимания и выполненных с большой опытностью, вкусом и изобретательностью
».
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Джорджо Вазари
«Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих»
lorentso velikolepnyy i florentsiya
К семидесятым годам XV века относится статуя Давида, выполненная Верроккьо по заказу Медичи. В 1476 году Лоренцо и Джулиано Медичи продают статую флорентийской Синьории, ее устанавливают в зале палаццо Веккьо, в наши дни она хранится в Национальном музее Барджелло.

Давид, победивший Голиафа, в интерпретации Верроккьо необыкновенно примечателен. Мастер вступает в соревнование и творческий диалог с более ранним Давидом работы Донателло.

Давид Донателло — аристократичен, элегантен и вдохновлен античностью, но Давид Верроккьо еще более утончен.
Ювелирная проработка деталей, горделивая поза, легкая туника, подчеркивающая силу и молодость персонажа, позволяют представить ветхозаветного героя аристократом или изысканным придворным. На его лице легкая усмешка, все в нем говорит о самоуверенности и тщеславии. Перед нами скорее триумф победителя рыцарского турнира, чем героизм и сила духа.
Изящный силуэт и торжествующая полуулыбка Давида словно требуют элегантного обрамления, высокого постамента и возможности кругового обхода. Каждый в присутствии этой скульптуры чувствует торжество и возвышение победителя.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Еще одно свидетельство принадлежности Верроккьо к кругу Медичи — скульптурный портрет Джулиано из терракоты. Это редкое и необычное изображение.

Джулиано стал жертвой заговора Пацци и погиб в возрасте 25 лет.
Самые известные портреты Джулиано создает его друг Сандро Боттичелли. Художник прощается со своим покровителем, воспевает его вечную молодость и красоту.
Присмотритесь к одному из этих портретов: Джулиано изображен с полузакрытыми глазами, рядом с ним птица, символ бессмертной души, которая готова вылететь в открытое окно. Интересно, что из окна открывается не чудесный вид на Флоренцию или долины и холмы Тосканы, а лишь бесконечное ясное небо. Именно так во времена Возрождения изображали умерших.

Скульптурный портрет Верроккьо резко контрастирует с произведениями Боттичелли.
Перед нами молодой мужчина, полный сил и энергии. Здесь Джулиано Медичи — не жертва заговора, а триумфатор рыцарского турнира 1475 года. Это не печальный и ускользающий образ, а воплощение молодости, силы и жизнелюбия. Особого внимания заслуживает устрашающая медуза Горгона, традиционное украшение баснословно дорогих доспехов кондотьеров, государей и наследников правящих династий.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Именно в мастерской Андреа дель Верроккьо была поставлена финальная точка в работе над куполом Санта-Мария дель Фьоре. Бронзовый шар отливают по заказу попечителей собора при поддержке Медичи и в полном соответствии с видением Филиппо Брунеллески.

27 мая 1471 года шар был торжественно установлен на вершине купола. Это важное событие в жизни Флоренции описывали и молодой Леонардо, и Джорджо Вазари:
«Так как купол собора Санта-Мария дель Фьоре был возведен доверху, было решено после долгих лет обсуждений поместить наверху этого сооружения медный шар согласно указаниям, оставленным Филиппо Брунеллеско, и, когда поручили заботу об этом Андреа, он сделал шар высотой в четыре локтя и, поместив его на валик, укрепил его цепями так, что после этого можно было уверенно поставить сверху крест.
Когда работа была закончена, шар был поднят весьма торжественно и с великим народным ликованием. И, по правде сказать, сооружая его, нужно было проявить и талант, и тщательность, чтобы можно было, как это и делается, войти в него снизу, так же как и снабжая его должными креплениями, чтобы ветры не могли причинить ему вреда
».
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Джорджо Вазари
«Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих»
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Мастерская Верроккьо всегда была переполнена учениками и помощниками.
Одним из учеников был юный Леонардо да Винчи. Ему едва исполнилось 17 лет, когда он начал обучаться живописи. Примерно к этому времени относится важный заказ Верроккьо, — картина «Крещение Христа».
Над этим заказом, как было заведено в мастерской, работают разные художники, применяются разные техники живописи.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Мастерская Андреа дель Верроккьо — Крещение Христа, ок. 1470, галерея Уффици, Флоренция
Вазари отмечает, что Леонардо написал одного из ангелов (крайнего слева). Это подтверждают и современные исследования, согласно которым Леонардо также принимал участие и в создании пейзажного фона. Леонардо — юный художник, но его живопись превосходит умения самого Андреа дель Верроккьо.

Ангел Леонардо магнитом притягивает к себе внимание зрителя, отвлекая от главной сцены. Чарующая и поэтичная манера Леонардо будет совершенствоваться, но уже в «Крещении Христа» заметен инопланетный талант гения Высокого Возрождения.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Пресной манере Андреа дель Верроккьо противостоит «мягкая и тонкая» (по Дж. Вазари) живопись юного Леонардо. Так родилась легенда:
«В этой работе ему помогал Леонардо да Винчи, который тогда был юношей и его учеником, написав там собственноручно ангела, оказавшегося гораздо лучше всего остального. И это стало причиной того, что Андреа решил никогда больше не притрагиваться к кистям, поскольку Леонардо, столь юный, в этом искусстве проявил себя гораздо лучше, чем он».
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Джорджо Вазари
«Жизнеописания наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих»
lorentso velikolepnyy i florentsiya
В семидесятых годах XV века мастерская Верроккьо была важнейшим культурным центром Флоренции. При этом сам Андреа дель Веррокьо не стал скульптором, по технике и новаторству сравнимым с Донателло и Микеланджело.
Больше его таланта, ярче и важнее стало его влияние на других.
Деятелей, подобных Верроккьо, принято называть великими учителями, педагогами с большой буквы. Он умел разглядеть талант, создать условия для его раскрытия, и, самое главное, умел признать этот талант и выпустить его в самостоятельную жизнь.
Из мастерской Верроккьо вышли Пьетро Перуджино, Сандро Боттичелли, Доменико Гирландайо, Лоренцо ди Креди, Леонардо да Винчи.

Во многом именно пребывание в мастерской Верроккьо сделало Леонардо: универсальность таланта ученика встретилась с универсальностью учителя. Леонардо был волен развиваться во многих направлениях, пробовать свои силы в живописи, скульптуре, архитектуре, урбанистике, инженерии. Но главное — практиковаться в создании рисунка, ставшего для Леонардо и основой, и вершиной любого из искусств.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
Своим творчеством Верроккьо словно стремится занять место Донателло.
Кажется, он идет по следам великого скульптора, работает для тех же заказчиков и над теми же проектами. Гробницы для членов семьи Медичи, портрет Джулиано, изысканная статуя Давида, завершение купола Брунеллески… работы Верроккьо не о соперничестве с Донателло, а о желании продолжить его путь.

Позже Веррокьо станет автором «Неверия апостола Фомы» для фасада церкви Орсанмикеле. Он размещает скульптурную группу в нише, ранее сложенной Донателло. Создавая конный монумент кондотьера Коллеони в Венеции, он вновь вступит в творческий диалог со своим предшественником и его Гаттамелатой в Падуе.

Однако Верроккьо не удалось заменить великого скульптора. В его пути не было героизма, дерзости и самостоятельного развития, — черт, характерных для Донателло.
Судьба Андреа дель Верроккьо — быть учителем, хранителем традиций, создателем школы для будущих гениев и революционеров.
lorentso velikolepnyy i florentsiya
© Махмудова Р. М., текст, оформление, 2019
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Понравилась статья?
Поделитесь мнением, задайте вопрос, расскажите о ней друзьям!